Ричард Гир. Мой буддийский путь (часть 2)

Журнал "Буддизм в Гималаях"

Автор: Мелвин Маклеод, 9 июня 2016 года. Опубликовано в Lion’s Roar

На фото: Далай Лама шутливо приветствует Ричарда Гира на конференции "Power and Care", организованной Mind and Life Institute в Брюсселе. Сентябрь, 2016. Фото: Olivier Adam

 

Это вторая часть интервью, которое Мелвин Маклеод взял у Ричарда Гира в 1999 году. Первую часть интервью можно прочитать здесь: Ричард Гир. Мой буддийский путь (часть 1)


Мелвин Маклеод: Вы часто бываете в Индии. Это дает вам возможность практиковать в обстановке, где меньше отвлечений?

Ричард Гир: На самом деле отвлечений там, наверное, больше! Когда я там - я не только простой ученик, но и "тот парень, который может помочь". В Индии есть много людей, которые нуждаются в помощи, и бывает очень трудно сказать "нет". Так что это не самое спокойное время в моей жизни, но нахождение в атмосфере, где все сосредоточены на Учении и где Его Святейшество находится в центре внимания, является исключительным.

Мелвин Маклеод: Когда Вы в Дхарамсале у вас есть возможность учиться у Далай Ламы и других учителей?

Ричард Гир: Я стараюсь поймать всех моих учителей. Некоторые из них являются отшельниками в горах, но они приходят, когда Его Святейшество дает учения. Это время, чтобы ухватить все это и вспомнить. Для меня это означает вспоминание. Жизнь полна отвлечений и очень легко вылететь из колеи. Такие поездки - это возможность вспомнить: какова цель и зачем мы здесь.

Мелвин Маклеод: Здесь вы втянуты в мир кино, который воспринимается людьми как мир всепоглощающий, насыщенный и даже ожесточенный.

Ричард Гир: Это все правда. Но у всех остальных такая же жизнь. Киношная жизнь просто попадет в газеты, вот и все. Это те же эмоции. Те же страдания. Те же самые насущные вопросы. Никакой разницы.

Мелвин Мак: Вы не находите, что перемещение между этими разными мирами разделяет Вашу жизнь на две качественно разные части?

Ричард Гир: Я считаю, что мое участие в карьере и в нормальной семейной жизни, все больше и больше является вызовом для меня в части углубления своих постижений во внутреннем мире. Если бы я был вне сферы бизнеса, то для меня не было бы способа противостоять темным закоулкам моего внутреннего мира. Я бы просто не видел их. Я не такой твердый; я не такой умный. Мне нужно говорить, кто я такой, постоянно показывая мне мой разум. Я не увижу его в пещере. Моя проблема в том, что, если бы я вошел в некое блаженное состояние, я бы там и остался. И это была бы смерть. Я не хочу этого. Как я уже сказал, я не выдающийся практик. Я довольно хорошо понимаю - кто я.  Для меня лучше оставаться в миру.

Мелвин Маклеод: Есть ли у Вас особые способы, чтобы привнести Дхарму в свою работу, помимо тренировки ума и старания быть порядочным человеком?

Ричард Гир: Ну, это чересчур! Это серьезная штука.

Мелвин Маклауд: Это правда. Но это те вопросы, с которыми мы все сталкиваемся. Мне просто интересно, пытаетесь ли Вы привнести буддийский подход в мир кино?

Ричард Гир: В кино мы имеем дело с некими фрагментами реальности, и быть осведомленным о составном характере пространства и времени, я думаю, полезно для практики, для снятия закостенелости ума. В фильме нет ничего реального. Ничего. Не доказано даже существование частиц света, которые проецируются во время киносеанса. Ничего там нет. Мы знаем, что, когда мы делаем кино, мы делаем магический трюк. Но даже мы бываем захвачены мыслью, что это все реально - эти эмоции реальны, этот объект действительно существует, что камера выхватывает какую-то реальность.

С другой стороны, есть какой-то магический смысл, в том, что камера видит больше, чем наши глаза. Камера видит людей не так, как обычно видим мы. Так что есть некоторая незащищенность, когда находишься перед камерой. В обычной жизни такое не испытываешь. Есть определенное давление и стресс. Вы на виду... Вы реально на виду, и нет места, чтобы спрятаться.

Мелвин Маклеод: Насколько Вам комфортно выступать в роли выразителя Дхармы?

Ричард Гир: Выразителя Дхармы? Я никогда не принимал эту роль и не буду. Я не выразитель дхармы. Мне не хватает необходимых качеств.

Мелвин Маклеод: Но вас постоянно спрашивают о том, каково это - быть буддистом.

Ричард Гир: Я могу говорить об этом только как практик с ограниченной точкой зрения. Хотя прошло уже много лет с тех пор, как я начал изучать буддизм, я не могу сказать, что сейчас я знаю больше, чем раньше. Я не могу сказать, что у меня есть контроль над своими эмоциями; я не знаю мой ум. Я потерян, как и все остальные. Поэтому я, конечно, не лидер. Когда я говорю о чем-то, то это только то, что мои учителя дали мне. Ничего лично от меня.

Мелвин Маклеод: Когда вас спрашивают о буддизме, существуют ли определенные темы, возвращаться к которым вы считаете полезным, например, сострадание?

Ричард Гир: Конечно. Я, наверное, в той или иной форме обсудил бы мудрость и сострадание - два полюса нашего исследования - расширение нашего сознания и раскрытие наших сердец. И в какой-то момент, надеюсь, быть в состоянии охватить всю Вселенную одновременно умом - мудростью и сердцем - состраданием. Нераздельно.

Мелвин Маклеод: Когда Вы говорите это, я вспоминаю, что заставило меня задуматься, когда я слушал речь Далай-ламы. Он учил о сострадании, как он часто делает, но я задался вопросом, что бы произошло, если бы он говорил более широкой аудитории о буддийском понимании мудрости, то есть о пустоте. Мне просто интересно, что будет, если этот почитаемый духовный лидер заявит на весь мир - ну, вы знаете, вещи не имеют независимого существования. 

Ричард Гир: Ну, у Будды было много поворотов колеса Дхармы, и я думаю, что Его Святейшество действует таким же образом. Если мы настолько потерялись в нашей животной природе, то лучший способ начать выбираться из этого - это научиться быть добрым. Кто-то спросил Его Святейшество, как вы можете научить ребенка заботиться и уважать живых существ? Он сказал, смотрите, можете ли вы научить детей любить и уважать насекомое, которое мы инстинктивно отгоняем от себя. Если дети поймут, что насекомое имеет базовое сознание, поймут его потенциал, и это сопровождается добрым отношением, то это огромный шаг.

Мелвин Мак: Я недавно прочел, что по мнению Далай Ламы, любовь матери является лучшим символом любви и сострадания, ведь любовь матери совершенно бескорыстна.

Ричард Гир: Нектар. Это и есть нектар! [В практике ваджраяны, духовные благословения визуализируются как нектар, стекающий на медитирующего.] Это молоко, которое идет прямо от матери. Абсолютно.

Мелвин Мак: Мне всегда импонировала точка зрения Далай Ламы, схожая с той, что высказывает в Учениях Шамбалы мой учитель - Чогьяма Трунгпа Ринпоче. А именно - необходимость универсальной духовности на основе простых истин человеческой природы, которая выходит за рамки какой-либо конкретной религии или потребности в формальной религии вообще. Это представляется мне чрезвычайно важным посылом.

Ричард Гир: Ну, я думаю, что это правда. Его Святейшество говорит о том, что нас всех объединяет - это великая признательность доброты и сострадания; это есть во всех религиях. Любовь. Мы все тянемся к любви.

Мелвин Маклеод: При этом он отмечает, что миллиарды людей вообще не исповедуют религию.

Ричард Гир: Но у них есть религия доброты. Они так действуют. Каждый отвечает на доброту.

Мелвин Маклауд: Это удивительно, что крупный религиозный деятель выступает, по сути, за религию без религий.

Ричард Гир: Уверен, это то, что делает его больше, чем Тибет.

Мелвин Маклауд: Это делает его больше, чем буддизм.

Ричард Гир: Гораздо больше. Будда был больше, чем буддизм.

Мелвин Маклеод: Вы в состоянии быть спонсором ряда проектов в поддержку Дхармы и независимости Тибета.

Ричард Гир: У меня своего рода уникальное положение - ведь у меня есть немного денег в моем фонде, и я в состоянии помогать различным группам в развитии проектов. Спонсирование книг по буддизму для меня является важным - переводы, издание. Но, думаю, самое важное, что я могу сделать - это поддержка Учений. Работать с Его Святейшеством и спонсировать учения в Монголии, Индии, Соединенных Штатах и других странах - ничто не приносит мне больше радости.

Я видел как Его Святейшество давал учение о бодхичитте, и никто не мог уйти без слез. Он трогает так глубоко, в самое сердце. В прошлом году в Бодхгайе он давал наставления по книге Куну Ламы “Восхваление Бодхичитты”, которая является поэмой. Просто думая об этом сейчас, у меня слезы наворачиваются. Так прекрасно. Ведь он даровал Учение на книгу “Восхваление Бодхичитты” Куну Ламы, который был его учителем, ух! Мы очутились в его сердце самым необычным образом. Место, о котором никто не расскажет и о котором нельзя прочитать. Вы в присутствии Будды. У меня было много учителей, которые дают замечательные учения о мудрости, но другое дело - видеть действительно великого бодхисатву, который подробно излагает учение о бодхичитте.

Думаю, это как раз те учения, ради которых Далай Лама с нами. Вот что трогательно.

 

Перевод с английского NepalPortal.ru по материалам Lion's Roar


Читайте также в журнале "Буддизм в Гималаях":

Ричард Гир. Мой буддийский путь (часть 1).

Буддисты и нейроученые сошлись во мнении: «Сознание присутствует повсюду»

Далай Лама запускает вебсайт – навигатор по человеческим эмоциям

Рибур Ринпоче. Равностное отношение к себе и другим

Пенсия по-буддийски

Чатрал Ринпоче ушел в Махапаринирвану

Шераб Зангмо. Великая йогиня Тибета