Намо Будда

Это место является одним из самых священных для буддистов расположено на холме неподалеку примерно в сорока километрах от ступы Боднатх. Считается, что название этого места связано с тем, что ранее местные жители подвергались таким опасностям как встреча с тигром или другим диким животным. Для снятия тревоги непальцы начитывали мантру «Намо Буддайя» (Принимаю Прибежище в Будде). И история, которая там произошла, имеет к этому отношение.

 Легенда гласит, что в древние времена в жил царь и была у него жена и трое сыновей – принцев, младший из которых был Махасаттва, в последствии ставший Буддой Шакьямуни. Однажды царская семья отправилась на охоту. Увидев подходящее место для отдыха было решено остановиться и отобедать. Три принца, решили прогуляться вокруг и набрели на укрытие, в котором лежала тигрица в окружении новорожденных тигрят. Тигрица  была голодна и обессилена. Старшие братья объяснили Махасаттве, что тигрица не может отлучиться из укрытия, потому что у нет сил и она не может пока оставить своих детенышей. Поняв ситуацию, в которой оказалась тигрица и проникнувшись к ней состраданием, Махасаттва поинтересовался у братьев чем питается тигрица и те объяснили ему, что тигрица питается только теплой кровью и свежим мясом, еще не остывшим после смерти жертвы. Махасаттва стал размышлять: «Получается, для спасения тигрицы и ее потомства придется убить другое живое существо. Что еще могу я сделать?» и не мог найти подходящего решения. Братья, сказали, что они приехали развлекаться, а не горевать о тигрице, все вместе отправились обратно к родителям. Пока они возвращались Махасаттва продолжил размышлять: «Долгое время я вращался в сансаре, из-за желания, отвращения и невежества я потратил впустую бесчисленное количество жизней. Я редко встречал такую возможность накопить заслуги. Как реально можно использовать это тело, если не для Дхармы?» Наконец он решил: «На этот раз я должен быть по-настоящему щедрым».

Не успев отойти далеко от логова тигрицы, Махасаттва сказав братьям, чтобы ему надо кое-что уладить, и он их скоро догонит, развернулся, и пошел обратно к тому месту.   Когда он вернулся к тигрице и протянул к ее пасти свою руку, та не имела сил даже открыть раздвинуть клыки. Тогда Махасаттва взял ветку, разодрал свою руку до крови и протянул руку тигрице. Та начала лизать его кровь, после чего поднялась и набросилась на принца.

 Братья, прождав принца слишком долго, решили пойти за ним. Помня его слова, они не сомневались, что он отправился к логову тигрицы. Там они обнаружили кровь, кости, ногти и обрывки одежды своего брата.  Тигрица съела его. Увидев это, оба брата потеряли сознание, а после того, как очнулись, они собрали то, что осталось от их брата, и, рыдая, отправились в лагерь, где их ждали родители.

Тем временем королева задремала и увидела сон, в котором три голубя летали высоко в небе, а потом появился ястреб и забрал самого маленького голубя. Королева рассказал о своем сне королю, и тот сказал, что сон указывает на то, что с их младшим сыном случилась беда, и отправил слуг на поиски сыновей.

Когда два сына вернулись в лагерь, король сразу спросил, что случилось с младшим сыном. Преодолев тяжесть и онемение, братья рассказали родителям, что его съела тигрица. Королева сразу упала в обморок, а подавленный горем король предался горю. Спустя некоторое время два брата, король и королева пришли к месту, где погиб младший сын. Увидев там кости и ручейки крови, королева, потрясенная страданиями, уже долго не могла прийти в себя.

Тем временем Махасаттва переродился на небе Тушита и, задавшись вопросом почему он там переродился, он начал осматривать все миры своим божественным зрением. Увидев горюющих родителей и братьев, он подумал: «Мои родители испытывают такие страдания, что это может угрожать их жизни. Чтобы облегчить их состояние, я пойду и поговорю с ними». Он спустился с небес Тушита и произнес своим родителям слова утешения: «Я, будучи вашим сыном, проявил щедрость и отдал свое тело голодающей тигрице, теперь я переродился в небесном царстве Тушита». Со слезами на глазах, король и королева сказала: «Сынок, ты очень дорого нам и поступок твой достоин похвалы. Но с кем мы можем разделить великую боль нашей утраты?»

Махасаттва ответил им: “Пожалуйста, не чувствуйте себя несчастными. Всё что рождено умирает, всё что состоит из частей распадается. Никто не может изменить этого. Никто не может этого избежать. Если совершать дурные поступки, то попадаешь в адские миры; если творишь добродетель, то перерождаешься в высших сферах. Поэтому, надо старательно преследовать добродетель. Если вы будете молиться об этом, то в следующей жизни мы обязательно встретимся в небесном царстве». Сказав эти слова, он исчез. Страдание короля и королевы немного утихло, и они обязались вершить добродетель. Позже они изготовили ларец, покрытый семью видами драгоценных камней, в который поместили кости их сына и воздвигли ступу над местом, где он был похоронен. 

В трех километрах от этой ступы находится небольшой храм, в котором, как говорят, хранятся мощи матери Махасаттвы. Там же можно видеть её изображение, высеченное на камне. До наших дней дошла традиция, когда в пятнадцатый день четвертого тибетского месяца местные жители региона выносят из храма позолоченную бронзовую статую Будды и совершают ритуальную церемонию. Рядом в лесу протекает ручей, вода из которого считается святой.

В пятнадцати минутах ходьбы вверх от ступы находится место, где Махасаттва явил парамиту щедрости и отдал свое тело тигрице.

Примерно в восьми километрах ниже ступы в городке Панаути находятся руины, которые, как считают, остались от дворца короля – отца Махасаттвы.

Еще в этом месте есть две известные пещеры: одна возле монастыря, а другая на холме неподалеку, но её точное местонахождение до сих пор не установлено.

Многие великие люди посещали Намо Будда в разные времена. Из Индии приезжали ученые и мастера медитации, такие как благородный Васубандху и непревзойденный Джово Дже, славный Атиша. Великие ламы традиции Кагью также были здесь - Ситу Чекьи Джунгне и его помощник великий ученый Беро Лоцава Цева Кункьяб, а также Гьялванг Кармапа Ригпе Дордже, Другчен Кхьяпгон Ринпоче, и Кхьяпгон Дрикунг Ринпоче. Со стороны ранней традиции Нингма, Намо Будда посещали такие важные ламы как Кхьябдже Дуджом Ринпоче, Дилго Кьенце Ринпоче, Друбванг Пема Норбу, Чатрал Ринпоче и Кхенчен Джигме Пунцог. От славной традиции Сакьяпа здесь были представители школ Нгорпа и Цхава, а также крупные ученые и мастера медитации из Риво Геден традиции Гелуг – Кхеванг Гендун Чопхел, а также многие другие великие мастера.


Перейти в раздел "Буддийские святыни долины Катманду"


Читайте также: